-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ZnichKa

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.05.2006
Записей: 1257
Комментариев: 14487
Написано: 23729


Мысль народная в романе Л.Н. Толстого Война и мир

Вторник, 14 Декабря 2010 г. 17:17 + в цитатник

Два небольших сочинения – на одну и ту же тему. Немного иронично-компилятивно, на "троечку", но вполне серьезно))). Одно – полстранички по ЕГЭ, второе – страничка - для взрослых, до 15 лет – не читать под угрозой заполнения головы кашей…

Вариант 1.

Основная тема романа «Война и мир» - «мысль народная». Л. Н. Толстой показывает  не только панораму народной жизни, но и душу народа, её глубину и величие. Писатель противопоставляет холодной расчетливой светской жизни -  простую, естественную жизнь крестьян, истинно праведную и счастливую. Люди из народа глубоко впитали в себя мудрость Творца и мудрость природы. В природе нет ничего некрасивого, в ней всё прекрасно, и всё на своем месте. Герои романа проверяются этой народной мудростью, которую олицетворяет в произведении Платон Каратаев.

Истинно народной оказывается любимая героиня Толстого – Наташа. Стоит только вспомнить, как она плясала под гитару дядюшки, и, «воспитанная эмигранткой-француженкой» в «шелку и бархате»,  умела понять всё то «что было в каждом русском человеке». В общении с русскими солдатами находит смысл и цели жизни и Пьер Безухов, осознав ложность своих прежних установок. Навсегда он остается благодарным Платону Каратаеву, с которым познакомился в плену у французов, - русскому солдату, проповедующему добро и любовь к жизни.

Толстой рисует образы императоров Наполеона и Александра, московского губернатора графа Растопчина. В своем отношении к народу эти люди стремятся подняться над ним, стать выше, стремятся управлять народной стихией, поэтому действия их обречены. Кутузов, напротив, ощущает себя участником народной жизни, он не руководит движением масс, а только старается не мешать совершению подлинно исторического события. В этом, по Толстому, и заключается подлинное величие личности.

Толстой воспел победителя войны – русский народ. Народ, обладающий великой нравственной силой, несущий с собой простую гармонию, простую доброту, простую любовь. Несущий с собой истину. И нужно жить с ним в единении, чтобы излечить свою душу и созидать новый счастливый мир.

 
Вариант 2.

Мысль народная в романе Л.Н. Толстого Война и мир

Основная тема романа «Война и мир» - «мысль народная». Народ выступает не безликой толпой, а вполне разумным единством людей, двигателем истории.  Но изменения эти совершаются не сознательно, а под влиянием какой-то непознанной, но мощной «роевой силы». По-Толстому, влияние на историю может оказывать и отдельный человек, но при условии, что он будет сливаться с общей массой, не противореча ей, «естественно».

Толстой представляет метафору мира людей - шар, который видит Пьер во сне - «живой колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной раз­делялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали ее, иногда уничтожали, иногда сливались с нею».

Композиция романа построена таким образом, что каждый из героев проверяется на совместимость с этим шаром, на способность «слиться». Так, князь Андрей –  оказывается нежизнеспособен, «слишком хорош». Он вздрагивает от одной мысли о купании в грязном пруду с солдатами своего полка, да и гибнет от того, что не может себе позволить на глазах стоящих под обстрелом солдат упасть на землю перед крутящейся гранатой…это «стыдно», Но вот зато Пьер может в ужасе бегать, падать и ползать по Бородинскому полю, и после боя поесть «кавардачку» облизанной солдатом ложкой… Именно он, толстый Пьер, способный освоить данную ему «круглым» Платоном Каратаевым шарообразную «мудрость»,  остаётся невредимым – везде – и на дуэли, и в пекле Бородинского сражения, и в драке с вооруженными французами, и в плену… И именно он – жизнеспособен.

Самые искренние эпизодические персонажи -  и купец Ферапонтов, сжигающий свой дом, чтобы он не достался неприятелю, и московские жители, оставляющие столицу просто из соображения, что жить в ней под Бонапартом нельзя, и мужики Карп и Влас, не отдающие сено французам, и та московская барыня, которая покидала Москву со своими арапками и моськами еще в июне из соображения что «она Бонапарту не слуга», все они, по Толстому - деятельные участники народной, “роевой” жизни, и действуют так не по собственному нравственному выбору, а чтобы сделать свою часть общего «роевого» дела, порой даже не сознавая своего в нем участия.

А ещё интересен народный принцип «естественности» – здоровое бежит от больного, счастье – от несчастья. Наташа совершенно «естественно» не может ждать любимого князя Андрея «це-лый год!», и влюбляется в Анатоля; пленный Пьер абсолютно «естественно» не может помочь ослабевшему Каратаеву и бросает его, потому что, само собой, Пьеру «слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда».  И видит во сне: «Вот жизнь, - сказал старичок учи­тель... - В середине Бог, и каждая капля стремится рас­шириться, чтобы в наибольших размерах отражать Его. И растет, сливается, и сжимается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает... - сказал учитель. - Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез».

Идеал Толстого - Платон Каратаев - любит всех одинаково, со смирением принимает все жизненные невзгоды и даже саму смерть. Платон Каратаев несет Пьеру народную мудрость, впитанную с молоком матери, находящуюся на подсознательном уровне понимания. «Каждое слово его и каждое действие было проявлением неизвестной ему деятельности, которая была его жизнь. Она имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал... Он не мог понять цены и значенья отдельно взятого действия или слова». Приближается к этому идеалу – и Кутузов, задача которого – не мешать действию «роя».

Вся полнота и богатство личных чувств и стремлений, какими бы возвышенными и идеальными они не были у человека в толстовском мире, приводит только к одному - к слиянию с «общим» народным, будь то при жизни или же после смер­ти. Так  растворяется Наташа Ростова в материнстве, в стихии рода как таковой.

Народная стихия выступает как единственно возможная сила в войне. «Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Толстой заслужил называться «красным графом». Опоэтизированная им «дубина» вскоре с той же «глупой простотой», «не спрашивая ничьих вкусов и правил» разгромила «помещиков и дворян», и «слила» всех оставшихся в единый «хрустальный шар» рабочих и крестьян… в единый рой)

Вот уж на самом деле – пророк… 

Зы. думаю, что эта толстовская шарово-роевая теория ближе всего – к буддизму.


Серия сообщений "Толстой Л.Н.":
Часть 1 - Лев Толстой. Фауст русской литературы
Часть 2 - Мысль народная в романе Л.Н. Толстого Война и мир

Метки:  



Нкт   обратиться по имени Среда, 15 Декабря 2010 г. 00:18 (ссылка)
Нет, нет и нет!
Боюсь, сударыня, Ваше происхождение тут Вам явно мешает отнестись к термину «народ» беспристрастно. Без классового, так сказать, подхода. Нет, народ - это не всегда быдло! Так же, как помещики (любезные вашему сердцу) и капиталисты – это не всегда враги «народа»! Напомню, что тов. Лэнин был из дворян, а тов. Троцкий – из еврейских буржуёв. Не говоря уже о таких славных революционэрах, как товв. Дзержинский, Менжинский, Воровский и прочая народно-шляхетская сволочь, которую граф Муравьев, к сожалению не всю перевешал в Северо-Западном крае в 1830-е гг.. Впрочем, расстрел на время дискуссии отложим. Но делать из роевой теории Толстого пошлую социалистическую брошюрку никак нельзя. Как ни странно Вам, сударыня, будет услышать (хотя вы должны помнить, ах простите за намеки на возраст!), но именно при совейской власти эта роевая теория Толстого подвергалась всяческой критике. Так что не проходит граф по статье красный терроризм. Да и тов. Лэнин с ним не согласный был, глядючи в зеркало гусской геволюции... Как историк скажу, что теорийка Льва Николаевича не вовсе глупа, даже вовсе не глупа, но… но в его время сама историческая наука витала в таких кромешных облаках, что роевая идея Толстого, можно сказать, даже опережала свое время. Беда в том, что граф не был историком, и свои догадки об историческом процессе высказал таким неуклюжим, и таким далеким от науки языком, что его попросту никто ни тогда, ни до сих пор не смог понять. А речь у него идет, если хотите, о той же самой Гумилевской теории человеческого общества, как био-социального организма (роевое пчелиное подобие), где пассионарная личность либо затушевывается в среде гомеостаза, либо объединяет вокруг себя пассионарную часть роя-народа и увлекает за собой остальное – вот в данном случае действительно - быдло, тупое и безразличное в обычном состоянии. «Русский бунт» (?) на Манежной, который Вы не далее, как в предшествующем посте изволили хаять, есть обратная сторона той же самой пассионарности. Только проявленная активность тупых «фанатов» за неимением созидательной идеи вылилась в разрушение. «Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю…» – строчки эти ныне и Вам почему-то в голову лезут постоянно. А как там вспышки на Солнце не интересовались? А зря, матушка! Мы людишки – это как скользкая плесень на забытом в чулане старом глобусе. Диаметр Земли – 12 742 км, а человечки в основном живут от 0 до 2 км, не выше. То есть тонюсенькой пленочкой в сотую долю процента. Пыль на столе за неделю толще ложится. И вы хотите сказать, что какая-то там отдельная инфузория из этой человеческой слизи может противостоять выплескам солнечной энергии? Да мы даже погоду на неделю предсказать не можем. Собственное поведение для нас – не загадка ли? Вот вам и роевое начало. Каждая мушка вольна думать, будто она сама по себе летит, даже против общего движения роя, но даже сам рой куда бы не махал крылушками все равно несется ветром в одну неуклонную сторону!
А что насчет буддизма граф грешил, так может и вправду так. Только, боюсь у буддистов он окажется такой же еретик, как и у православных!
Вот как-то так с точки зрения презренной народной монархии получается
Ответить С цитатой В цитатник
Нкт   обратиться по имени Среда, 15 Декабря 2010 г. 00:46 (ссылка)
Ах, запретили Вы редактирование коментов. Хотел уточнить последнюю фразу:"но даже сам рой куда бы не махал крылушками все равно несется СОЛНЕЧНЫМ ветром в одну неуклонную сторону!"
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Среда, 15 Декабря 2010 г. 11:45ссылка
Сергей_Былинин, так я не про историческую науку, Бог с ней) Я про "духовные искания", о которых говорят детям в школе.
Толстой (и еще Ницше) имели в России конца XIX - начала XX вв. наиболее сильное влияние на мыслящие умы (что признавалось практически всеми - от Ленина до Бердяева и деятелей Церкви) И при таком мощном влиянии - Толстой говорит о Царстве Божием на земле и без Христа, и именно это делает его "красным графом". В толстовской «религии» задача жизни, понятой «нравствен­но», - это как можно более «очиститься» от индивиду­альности и умереть, «как мужики умирают». Неосознанно "слиться". Цепь «воплощений» может быть бесконечной, но в том, чтобы ее длить, нет никакого духовного смысла, никакого «спасения». «Выйди из цепи», прерви длящуюся историю жизни - и обретешь высший смысл. Такие вот духовные искания... князя Андрея и графа Безухова.
Перейти к дневнику

Среда, 15 Декабря 2010 г. 12:10ссылка
Хм, значит все-таки графа в расход предлагаете? Повелся, стало быть, на ересь хилиазма, увлекся восточным мистицизмом? Неужели полностью продал душу диаволу? Неушто ничегошеньки от православного в нем не осталось? Может лет на 10 в рудники, а детишкам объяснить, дескать тут читаем, а тут Лев Николаич буддистскую рыбу заворачивал? Жалко, ведь неплохо же пишет подлец!
Перейти к дневнику

Среда, 15 Декабря 2010 г. 13:29ссылка
Ой, ну зачем "в расход"... Мне кажется, нужно на уроках не пропускать, как обычно, всю эту философскую "тягомотину" - в ней вполне по силам разобраться. И совсем это не сложная философия, тем более так подробно изложенная мастером слова, талантливо и образно. Очень же полезно по нынешним временам поговорить на уроке про "естественность" поведения, про ценность личности и ее выбор. Современные дети легко найдут даже среди своих знакомых таких "сливающихся" с миром людей, да и ребенку "по ящику" понятна вся эта тяга к нирване, и особенно - подросткам хорошо известно "роевое" поведение... Конечно, такое можно предпринять только в нормальном классе, и стоит учитывать - что к этому времени уже был "пройден" Достоевский (тут не сравнить «Каждый виноват» или «Нет в мире виноватых»?). А слабеньким деткам - просто уточнять, что слова Великой ектеньи "Миром Господу помолимся" Наташа понимает неправильно, и так же как эти слова, в художественных целях, Толстой исказил и христианство.
И это даже не "юродствование во Христе", это просто своя, особенная философия, придуманная религия. Такая же утопия как и остальные, коих в литературе великое множество. Еще одна интересная литературная сказка, с хорошим концом, да и называлась сначала - "Всё хорошо, что хорошо кончается")
Сергий_Былинин   обратиться по имени Пятница, 24 Декабря 2010 г. 14:59 (ссылка)
ZnichKa, интересный взгляд на Л.Н.Толстого. И действительно, все говорят толстовство-толстовство, а что это такое непонятно. Недоделанное или переделанное христианство? Обычно так представляется. Я, правда, намеренно не искал по этому вопросу ничего. Насчет буддизма у Толстого тоже интересно. Это просто похожие взгляды он проповедовал? Это случайно у него или было прямое какое-то влияние, как вы считаете?
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Пятница, 24 Декабря 2010 г. 18:23ссылка
Pz-V, так на самом деле - очень большая тема))) ну я так кратенько, "на картошках".
Толстовство - это как бы и не христианство, это утопия такая религиозно-философская. Толстой считал, что можно быть просто очень хорошим человеком: нравственным-пренравственным - и всё общество преобразится. Придумал собственную религию, "соответствующую развитию человечества, религии Христа, но очищенной от веры и таинственности, религии практической, не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле"
Думал, что как бы само по себе соблюдение заповедей на таком самом простом житейском уровне гарантирует наступление Рая на земле. Он написал своё собственное Евангелие - по мотивам четырёх апостольских, и видел себя чуть ли не новым апостолом. Но не вышло, хотя и сторонников было много, и коммуны эти толстовские появлялись, и громадное количество народа боготворило его. Но не стыковалось эта утопия с живой жизнью, заповеди все начинали толковать каждый по-своему, например, появилось отрицание государства, возник пацифизм тотальный и знаменитое "подставь другую щеку", истолкованное как "непротивление злу насилием". По Толстому - книги, библиотеки, музеи, школы, университеты, консерватории и картинные галереи - прихоти и забавы праздных и развращенных людей, ненужные трудовому человеку.
А с буддизмом - Толстой знаком был с 19 лет, В 1905 году вышел его очерк о жизни Будды “Сиддхардха Гаутама, прозванный Буддой”, да и в библиотеке его жуть сколько буддистской литературы. Позже Толстой вёл переписку с Махатмой Ганди, основавшим «сатьяграху» - учение о ненасилии).
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку