-Подписка по e-mail

 
Получать сообщения дневника на почту.

 -Поиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
Поиск сообщений в ZnichKa

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.05.2006
Записей: 1257
Комментариев: 14477
Написано: 23703

Каппадокия. Бродский

Вторник, 29 Марта 2011 г. 18:20 + в цитатник

Почти поэма - большое стихотворение, очень атмосферное... 

 

Сто сорок тысяч воинов Понтийского Митридата

- лучники, конница, копья, шлемы, мечи, щиты -

вступают в чужую страну по имени Каппадокия.

Армия растянулась. Всадники мрачновато

поглядывают по сторонам. Стыдясь своей нищеты,

пространство с каждым их шагом чувствует, как далекое

превращается в близкое. Особенно - горы, чьи

вершины, устав в равной степени от багрянца

зари, лиловости сумерек, облачной толчеи,

приобретают - от зоркости чужестранца -

в резкости, если не в четкости. Армия издалека

выглядит как извивающаяся река,

чей исток норовит не отставать от устья,

которое тоже все время оглядывается на исток.

И местность, по мере движения армии на восток,

отражаясь как в русле, из бурого захолустья

 

преображается временно в гордый бесстрастный задник

истории. Шарканье многих ног,

ругань, звяканье сбруи, поножей о клинок,

гомон, заросли копий. Внезапно дозорный всадник

замирает как вкопанный: действительность или блажь?

Вдали, поперек плато, заменив пейзаж,

стоят легионы Суллы. Сулла, забыв про Мария,

привел сюда легионы, чтоб объяснить, кому

принадлежит - вопреки клейму

зимней луны - Каппадокия. Остановившись, армия

выстраивается для сраженья. Каменное плато

в последний раз выглядит местом, где никогда никто

не умирал. Дым костра, взрывы смеха; пенье: "Лиса в капкане".

Царь Митридат, лежа на плоском камне,

видит во сне неизбежное: голое тело, грудь,

лядвие, смуглые бедра, колечки ворса.

 

То же самое видит все остальное войско

плюс легионы Суллы. Что есть отнюдь

не отсутствие выбора, но эффект полнолунья. В Азии

пространство, как правило, прячется от себя

и от упреков в однообразии

в завоевателя, в головы, серебря

то доспехи, то бороду. Залитое луной,

войско уже не река, гордящаяся длиной,

но обширное озеро, чья глубина есть именно

то, что нужно пространству, живущему взаперти,

ибо пропорциональна пройденному пути.

Вот отчего то парфяне, то, реже, римляне,

то и те и другие забредают порой сюда,

в Каппадокию. Армии суть вода,

без которой ни это плато, ни, допустим, горы

не знали бы, как они выглядят в профиль; тем паче, в три

 

четверти. Два спящих озера с плавающим внутри

телом блестят в темноте как победа флоры

над фауной, чтоб наутро слиться

в ложбине в общее зеркало, где уместится вся

Каппадокия - небо, земля, овца,

юркие ящерицы - но где лица

пропадают из виду. Только, поди, орлу,

парящему в темноте, привыкшей к его крылу,

ведомо будущее. Глядя вниз с равнодушьем

птицы - поскольку птица, в отличие от царя,

от человека вообще, повторима - орел, паря

в настоящем, невольно парит в грядущем

и, естественно, в прошлом, в истории: в допоздна

затянувшемся действии. Ибо она, конечно,

суть трение временного о нечто

постоянное. Спички о серу, сна

 

о действительность, войска о местность. В Азии

быстро светает. Что-то щебечет. Дрожь

пробегает по телу, когда встаешь,

заражая зябкостью долговязые,

упрямо жмущиеся к земле

тени. В молочной рассветной мгле

слышатся ржание, кашель, обрывки фраз.

И увиденное полумиллионом глаз

солнце приводит в движенье копья, мослы, квадриги,

всадников, лучников, ратников. И войска

идут друг на друга, как за строкой строка

захлопывающейся посередине книги

либо - точней! - как два зеркала, как два щита, как два

лица, два слагаемых, вместо суммы

порождающих разность и вычитанье Суллы

из Каппадокии. Чья трава,

 

себя не видавшая отродясь,

больше всех выигрывает от звона,

лязга, грохота, воплей и проч., глядясь

в осколки разбитого вдребезги легиона

и упавших понтийцев. Размахивая мечом,

царь Митридат, не думая ни о чем,

едет верхом среди хаоса, копий, гама.

Битва выглядит издали как слитное "О-го-го",

верней, как от зрелища своего

двойника взбесившаяся амальгама.

И с каждым падающим в строю

местность, подобно тупящемуся острию,

теряет свою отчетливость, резкость. И на востоке и

на юге опять воцаряются расплывчатость, силуэт,

это уносят с собою павшие на тот свет

черты завоеванной Каппадокии.

 

1992

Метки:  



Made_in_USSR   обратиться по имени Вторник, 29 Марта 2011 г. 21:39 (ссылка)
Тощна! %) Фалеков гендекасиллаб. Одиннасатисложник Сапфицский. Логаэдицский стих. Классицский размер античной квантитативной метрики. Силен, бродяга-Бродски... %)



Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Вторник, 29 Марта 2011 г. 21:44ссылка
))))
именно так
то ли еще будет... это только артподготовка к следующему посту)))
Сергий_Былинин   обратиться по имени Четверг, 31 Марта 2011 г. 03:24 (ссылка)
Насамделе стих чисто умственный бумажный, написанный на кухне вечерком в обнимку с 72-м портвешком. С пера… нет, не так - точнее с шарика модной ручки – упали буквы спервА (не от стЕрва, а от стервА) да с ленцы… Вот такие на лошади бубенцы и с девками леденцы… О чём, бишь, я? Ах, да - вот стишок про войну с Митридатом есть, такая честь, да не знаем, как его съесть… а после... а что там после? Наоборот, до того! С утра в книжке, то ли с пОлки упавшей, а может уже в помутневших глазах Митридата полкИ двигались на потолкИ… где уж там помыслить в хмельной-то башке, кто кого смитридатил или засулил в той древнющей войне, в крови, в зловонии ран, в западне-западле поэзии сладкой… ой уж нет, не сидел ты, брате Иосиф, в седле, да жизнь свою не спасал, как последний грош в кошельке. Кто кому должен и кто здесь вошь? Кто спрятан в пыльном мешке! Эх, слава Богу, прячется жизнь в безделице, в том самом так и не лопнувшем ремешке. Да, пыль да грязь, да парной конский помет... Эх, кобылка! А что ей? Жрёт да с..! А враг уж и лук натянул, сорвалась стрела и стремглав в полет, да по шлему железному (ой-ой-ой!), да как е... Вот же стервь, как же сильно бьет!
Вечер. Холод. Луна (она окне, как всегда видна, да фонарь и аптека, на кухне сижу уголком, упиваюсь чужим стишком). Осела и знойная пыль. Кружку горькой степной воды выпиваю жадно одним глотком. Было ль, не было? Кончилась битва. Враг побит, растерян, рассеян, вовсе бежал или скрылся на пару миль? Не разобрать, а я что? Жив или мертв? Ремешок кожаный, вот же чёрт! Чудо? Мало не задушил. Но шлем с головы не слетел, и камень кость не пробил. Значит живой, не зря мне вчера товарищ бродячий фляжку вина дарил… нет, не бродячий.. эх как его там? Бла...бра..бро? Аа-а, брод-вейн-ский Бродский поэт.. да, точно Оська! Знает весь белый свет! Не-ет, вовсе не грек, но про греку стих запалил. Ой, башка болит от таких дурил – может слегка вина в Каппадокии перепил?
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Четверг, 31 Марта 2011 г. 21:41ссылка
Я вот тоже думаю.
Залив в тару трех пятерок коктейля бензин...
На кол, Осю Броднера-воена!
За такие донесения боевые,
Из Каппадокии...
ZnichKa   обратиться по имени Пятница, 01 Апреля 2011 г. 17:15 (ссылка)
Ах, какие же вы эстеты, господа.. Ну нельзя так - в блеске интеллекта и креатива - да по убогим бить... хотя и комментарии получились красивые))) Да, понятно что самолюбование у него сплошное и упражнение в мелкомысленности, и какой-такой Митридат может быть при этом?
Но:
далекое превращается в близкое... ага, вопреки клейму зимней луны...
сейчас Каппадокия, как и у Бродского - тупо место экзотическое, Герёме - многолюдная туристическая столица, а ведь переводится как "невидимый", да так оно и было.
И люди едут сюда - вот посмотреть природные проявления необычной гиперболизированной анатомии - и обозреть с воздушного шара, за немалые деньги. Это - круто. И больше тут для них нет ничего. Стих написан с того же воздушного шара.
А античная лирика квантитативной метрики у меня о том, что - эти вот все любители экзотики и бродские: они живы или мертвы? кто победил? кого теперь на кол?
 (620x400, 82Kb)
Ответить С цитатой В цитатник
Перейти к дневнику

Пятница, 01 Апреля 2011 г. 22:21ссылка
Ах, таньга-таньга -- предел мечтаний современно-обывателя. Гедонизм буржуйский фонтанирует и стремится в небо как эти каменно-фаллические идолища. Это ведь ветренные французишки придумали на воздушных пузырях летать. Вольнодумство до добра их не довело.
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку