-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ZnichKa

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 12.05.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 23705

Социалистический реализм. Типовая фабула

Воскресенье, 11 Марта 2012 г. 18:02 + в цитатник

1067597___2 (639x469, 40Kb)

Все разговоры о социалистическом реализме в теории попробую проиллюстрировать шуточным практическим приложением. 
Как известно, Пропп разработал структурные основания народной традиционной сказки - и с тех пор ни одна сказка не может сойти с этого фундамента. Осмелюсь утверждать, что такой фундамент есть и у социалистического реализма в литературе. Тоже пропповский. Скажу, почему стало возможным применять сказочную структуру - романы, повести и сценарии социалистического реализма наполнены стремлением вернуть "лучшие образцы" прошлого в отношениях, апеллируют к вечным ценностям и как бы ни пытались навесить на них ярлык продажности - они все против денег, богатства, накопления и спекуляций. Это  часть и идеологии, и - сказки одновременно. 
 
 
Чтобы понятно было, о чем речь, советую актуализировать пропповский текст, тут всего две странички. Еще раз повторю, что у Проппа - структура практически вечная, результат работы тысячелетий (!). Стоит отметить, что годы революции и первой пятилетки вообще ни в какую сказку не укладывались - мир машин и винтиков к ним, без прошлого и будущего. 
 
 
Так вот, время исторического беспамятства закончилось, и - всё так же герой отправляется в путь. Но в мире, по сравнению со сказкой, произошли изменения.
 
1.  Главный герой осуществляет переход. Самой классической формой такого перехода является инициация. Молодой человек подвергается ряду испытаний и в случае успешного их преодоления посвящается и становится полноценным членом родового сообщества.
Одним из наиболее устойчивых образов риторики 1930-х годов стал образ «врага». В литературе получили распространение темы из военной истории, такие как сражения времен Первой мировой и Гражданской войн между русскими и иноземцами (особенно немцами или японцами). В общественной жизни особое место было отведено советским пограничникам. Вскоре материализовался и внутренний "враг", то есть и "в этом мире, и в том" героев окружают враги.
 
2. Большое значение приобрела тема "семьи". Руководители советского общества сделались «отцами» (во главе с патриархом Сталиным); национальные герои стали «сыновьями», а государство «семьей» или «племенем». Ну, и "дедушка" Ленин))). Ильич.
«Мы, большевики, люди особого покроя… нас ковал великий Ленин, наш вождь, наш учитель, наш отец…». Прямая связь с основателем династии Лениным сделала их выдающимися людьми, и теперь они в свою очередь могут передать эти исключительные качества своим «сыновьям». Но «сыновья» никогда не станут «отцами» - в этом изюминка сказочной ситуации. Получил распространение сказочный зачин "Весь советский народ как одна большая семья..."
 
3. Герой проходит эволюцию от ребячливого, легкомысленного и безответственного превращается в сознательного, волевого, настойчивого.
Эта метаморфоза происходит в нем под влиянием какого-нибудь "отца".
 
4. Герой имеет типовую биографию. Именно в то время возникла серия "Жизнь замечательных людей".  Биографии были двух типов. Одни представляли формулу жизни «отцов», другие — «сыновей». Оба типа имели общий источник, но существовали и различия. Наилучшим образом были представлены биографии «отцов», в особенности партийных лидеров. Жизнеописания сталинских вождей были призваны вдохновлять массы, а биографии «сыновей» - служить примером для подражания. 
Биографы подчеркивали, что семья Сталина крайне бедствовала, приводили яркие примеры дискриминации, которой он подвергался в детстве, например при получении образования. Но Сталин (Киров, Орджоникидзе и т. д.) не только преодолел все препятствия, но, более того, сделался народным вождем. Все это удалось благодаря определенным чертам характера Сталина, ярко проявившимся еще в детстве: энергии, смелости, независимости, сильной воле и любви к жизни и свободе. В нем достаточно рано стала формироваться сознательность, подобно тому как в детстве святые проявляли некоторые присущие их образу свойства.
 
5. Самыми распространенными «сыновьями» были летчики. Иконический образ героя авиации непременно нес в себе печать «стихийности» - свойства положительного, но отчасти детского. Герой был представлен в литературе и публицистике как человек нетерпеливый, веселый, безрассудно смелый и неутомимый. В соответствии с типовым описанием (например, Чкалова) летчик должен был обладать «энергией, сокрушающей все препятствия», «силой воли» и «целеустремленностью». В описании говорится, что Чкалов был наделен огромной природной силой. Он постоянно проверял ее, демонстрируя силу мускулов, волю и выносливость.
С самого начала летчикам, этим одаренным, но своенравным «детям» не хватало дисциплины и самоконтроля (то есть сознательности), «отцы» же всегда, даже в детстве, обладали этими качествами. Естественно, «сыновья» становились сознательными под влиянием «отцов». Чкалов писал: «После встречи с великим вождем… содержание моей жизни стало богаче: я стал летать более дисциплинированно, чем летал раньше». Биографы подтверждают, что этот момент стал поворотным пунктом в жизни Чкалова.
 
6. Сказочная тема «сиротства» принимает масштабность. В литературе давно существовала отчетливая тенденция к изображению сирот в качестве главных героев. Она связана с тем, что сироте особенно трудно обрести свою индивидуальность. И в большой сказке о советском обществе, рассказывалась ли она в сфере литературы или вне ее, каждый человек был сиротой, покуда «великая семья» не помогала ему стать личностью.
 
7. Природа. Советский мир обычно описывается как эпический, родовой, где человек тесно общается со стихиями и природными явлениями. Герой неизменно вступает в битву против неких природных (или природоподобных) сил. В нормальном индустриальном городе середины XX века есть чиновники, современная армия, шахты, танки, машины и т. п. Но метафорическая система предполагает все же преимущественное обращение к словарю охоты, сельского хозяйства, метеорологических наблюдений. Иногда роль стихийного бедствия, зла выполняет в нем фашистское вторжение.
 
8. Испытания. Жертвенность была доминирующей ценностью у интеллигенции XIX века. Революционеры старались стать теми, кого народник Н. Михайловский именовал «мучениками истории». Тюрьма и ссылка, смерть от туберкулеза или какая-нибудь другая тяжелая болезнь, здоровье, принесенное в жертву общему делу, разлука с семьей и близкими, - все это рассматривалось не как некое приносящее страдания лишение, но как возможность для выбора.
Инициируемые «получают развернутые указания от своих учителей, становятся свидетелями тайных церемоний и обычно проходят ряд трудных испытаний» В романах социалистического реализма жертвенность проявляется традиционным образом - смерть (и воскресение, чаще символическое), как в "Мальчише-Кибальчише", или "Смерти пионерки".
 
9. Испытания. Любовные перипетии также помогают герою на его пути к сознательности, но здесь роль любовного влечения парадоксальна, поскольку женщина является ведьмой и искусительницей. Женщина-ведьма существует в запасниках советской литературы с момента ее возникновения. Ведьмы обычно происходят из «чуждого» класса и привержены мелкобуржуазным индивидуалистическим ценностям, ибо кто же еще будет представлять себя как сексуальный объект?))) Если герой начинает испытывать влечение к ней, это мешает его служению общему делу. Есть еще варианты женщины как старшего товарища, или вообще герой кого-то любит, но, скажем, из-за войны, болезни или еще по каким-то причинам женщина в момент испытаний не присутствует в его мире.
 
10. Испытания. Злодеи. Все злодеи должны быть наказаны))).Злодей - символическая жертва, которая должна быть принесена, чтобы мир очистился. Злодея разбивают наголову потому, что хотя он может чинить множество препятствий герою, он все же слабее его: история непреложно стоит на стороне положительных персонажей. Силы хаоса должны быть рассеяны прежде, чем герой обретет сознательность. 
Злодеи, являющие миру одно лицо, а на деле скрывающие совсем другое, иллюстрируют риторическое предписание, что страна полна «замаскированных врагов», делающих вид, что они лояльные советские граждане, но преисполненных антисоветских устремлений и мечтающих осуществить их. Таким образом, злодеи из художественной литературы помогают продвинуть в обществе установку на необходимость «бдительности» и «тщательной проверки».
 
1067597___ (640x432, 130Kb)
Материалы:
http://antology.igrunov.ru/authors/synyavsky/1059651903.html
http://lunacharsky.newgod.su/lib/ss-tom-8/socialisticeskij-realizm
http://kogni.ru/mag/p4.html
http://novruslit.ru/library/?p=15
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Borev/_26.php
 
Метки:  



 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку